Очерк истории Костромы с древнейших времен до царствования Михаила Федоровича

оглавление

I. Установка взгляда на начальную исторію гор. Костромы ... 1—36

II. Періодъ владимірскій въ исторіи Костромы:

а) княженіе Василія Ярославича Костромскаго ... 37—44

б) событія въ Костромскомъ и Галицкомъ княжествахъ по смерти Василія Ярославича Костромскаго ... 44—53

III. Періодъ московскій въ исторіи Костромы и Галича до княженія Василія Темнаго ... 54—64

Послѣдняя усобица въ рюриковомъ домѣ изъ за великаго княженія ... 65—93

Событія въ исторіи Костромы съ половины ХѴ-го в. до періода царей ... 93—106

IV. Періодъ исторіи Костромы и Галича въ эпоху царей ... 107—142

V. Историческія свѣдѣнія о Костромѣ во время междуцарствія ... 143—150

Дополненіе къ исторіи Костромы и Галича XIV вѣка ... 151—157

Дополненіе къ исторіи Костромы XVI и начала ХѴІІ вѣковъ ... 158-167

I Установка взгляда на начальную историю

г. Костромы. Очерки исторіи г. Костромы помѣщены в «Матеріалахъ для географіи и статистики Россіи, Костромская губернія, Я. Крживоблоцкаго, 1861 г. (*), въ Памятной книжкѣ Костромской губерніи на 1862 г., составленной Костромскимъ губ. статистическимъ комитетомъ, въ «Спискахъ населенныхъ мѣстъ Россійской Имперіи, Костромская губернія, 1877 г., въ книге: Волга отъ Твери до Астрахани, 1862 г., и въ нѣкот. другихъ изданіяхъ.

Очерки эти сходны между собою, за исключеніемъ разницы въ большей или меньшей полноте. Сходство во взглядѣ прежде всего на начальную исторію Костромы объясняется тѣмъ, что очерки составлялись въ зависимости одинъ отъ другаго и всѣ на основаніи данныхъ историческихъ, приведенныхъ въ исторіи Карамзина. Только въ Спискахъ населенныхъ мѣсть Россійской Имперіи и въ частности Костромской губерніи мы находимъ обстоятельное изслѣдоваиіе о народонаселеніи Костромской губерніи въ древнѣйшее доисторическое время—финскомъ племени Мери, о колонизированіи Костромскаго края славянскихъ племенъ, потомъ-небезосновательныя гипотезы о началѣ и основаніи города Костромы.

(*) Г. Крживоблоцкій пользовисн, между прочими источникамі и изслѣдованіями, историческим опісаніемъ г. Костромы «я. Козловскаго и историческим же описаніемъ Костромы Веселова.

Въ настоящей статьѣ мы не будемъ касаться доисторическаго быта области, занимаемой нынѣ Костромскою губерніей. Мы постараемся прослѣдить начальный, историческій періодъ исторіи г. Костромы, Костромскаго и Галицкаго княжествъ, на основаніи данныхъ, извлеченныхъ нами изъ лѣтописей, придавъ имъ объясненіе, которое служило бы установкой правильнаго, по нашему мнѣнію, взгляда на начальную исторію г. Костромы, Костромскаго и Галицкаго княжествъ. Правда, что и имѣющіеся очерки исторіи Костромы изложены на основаніи тѣхъ же лѣтописныхъ свѣдѣній, извлеченныхъ Карамзинымъ, тѣмъ не менѣе послѣднія излагаются вь очеркахъ или безъ удовлетворительнаго поясненія ихъ или даже съ историческими и хронологическими неправильностями. Поэтому мы должны возстановить вѣрность и точность историческихъ фактовъ, касающихся исторіи Костромы, и придать имъ надлежащій смыслъ и объясненіе. — Прежде мы коснемся въ краткихъ чертахъ начала и распространенія славянской колонизаціи въ томъ краѣ, который извѣстенъ былъ въ старину подъ названіемъ Ростовско-Суздальской земли, скажемъ о древнѣйшихъ (старыхъ) и позже возникшихъ (новыхъ) городахъ въ ней. При этомъ, по недостатку прямыхъ лѣтописныхъ сказаній о началѣ г. Костромы, мы должны будемъ по необходимости ограничиться одними предположеніями о времени и мѣстѣ построенія г. Костромы, подкрѣпленными, впрочемъ, лѣтописными же и нѣкоторыми другими данными и мнѣніями нашихъ историковъ. Вопросъ о возникновеніи г. Костромы представляетъ интересъ для изслѣдователя и въ этомъ случаѣ приходится дорожить всякимъ косвеннымъ намекомъ, всякимъ вещественнымъ памятникомъ или устнымъ преданіемъ, такъ какъ Кострома одинъ изъ тѣхъ городовъ Ростовско-Суздальской зеили, о началѣ которыхъ нѣтъ прямыхъ извѣстій въ лѣтописяхъ. Скажемъ сначала о распространеніи славянской колонизаціи въ Ростовско-Суздальской землѣ, на основаніи научныхъ изслѣдованій.

Въ области верхней Волги и ея притоковъ коренными, или точнѣе, древнѣйшими обитателями были финны, а славяне явились среди нихъ только позднѣйшими поселенцами: “на Бѣлѣозерѣ сѣдять Весь, а на Ростовскомъ озерѣ Меря, а на Клещинѣ озерѣ (Плещеево, Переяславское) Меря же. По Окѣ рѣкѣ, гдѣ втечеть въ Волгу, Мурома языкъ свой и Черемиси свой языкъ, Мордва свой языкъ.... Имаху дань Варязи изъ заморья на Чюди и на Словенѣхъ, на Мери и на Весѣхъ... И прія власть Рюрикъ и раздая мужемъ своимъ грады, овому Полотескъ, овому Ростовъ.. и тѣмъ градомъ суть находници Варязи, а перьвіи насельници въ Новѣ-городѣ Словене... въ Ростовѣ Меря... и тѣмъ всѣмъ обладаше Рюрикъ“ (*). Финское племя Меря обитало на лѣвой сторонѣ верхней Волги, за тѣмъ на берегахъ озеръ Неро и Клещино и вообще на всемъ пространствѣ отъ устьевъ рр. Мологи и Шексны приблизительно до р. Унжи. Восточная граница Мерянской области, начиная съ лѣсистой мѣстности Устюжскаго уѣзда, шла рѣками: Межею, Унжею, до впаденія послѣдней въ Волгу. На сѣверѣ граница Мерянокой области, вѣроятно, шла рѣкою Сухоною чрезъ густые лѣса и болотистыя мѣстности Тотемскаго и Вологодскаго уѣздовъ до южной части Кубенскаго озера и верховьевъ р. Шексны. Восточная оконечность южной границы не опредѣляется никакимъ точнымъ рубежемъ, наравнѣ съ южною оконечностью восточной границы, потому что мерянскія поселенія встрѣчаются за Окою на Тешѣ; затѣмъ граница держится праваго берега Теши, Оки, Клязьмы, поворачиваеть на югь и идетъ по Муромскому и Судогодскому уѣздамъ до встрѣчи съ Окою, переходитъ Оку и только при поворотѣ Оки на сѣверъ держится этой рѣки и восточнаго берега рѣки Москвы до впаденія рѣки Нерской. Рѣка Нерская доказываетъ, что Меряне по теченію ея дошли до р. Москвы, а Москвою и Окою проникли въ Рязанскій и Пронскій уѣзды; даже въ Алексинскомъ уѣздѣ встрѣчается рѣка Нерская. Западная граница, начинаясь у впаденія р. Нерской или Мерской въ р. Москву, шла на сѣверъ по теченію р. Москвы по Коломенскому, Брониицкому, Богородскому и Клинскому уѣздамъ, поворачивая на западъ въ Зубцовскій уѣздъ, проходила восточною оконечностью Новоторжскаго уѣзда по р. Тверцѣ, затѣмъ шла къ Великому озеру въ Корчевскомъ уѣздѣ до верховьевъ рѣкь Каменки и Сити, примыкая на западъ отъ р. Сити въ р. Мологѣ. Мерю окружали съ трехъ сторонъ единоплеменныя съ нею финскія народности: Мурома, Мордва, Черемисы и Весь. Съ одной только западной стороны граничили съ нею племена чуждой ей народности славянской: Славяне (новгородскіе), Кривичи, Вятичи. Къ границамъ трехъ финскихъ племенъ: Веси, Мери и Муромы ранѣе всего направилась колонизація славянская.

(*) Лаврент. лѣтоп., стр. 10 в подъ 858 г. и слѣд.

I. Milovidov. Очерк истории Костромы с древнейших времен до царствования Михаила Федоровича (pdf)