Готовцова Анна Ивановна ?-1871

Стихотворения

СОДЕРЖАНИЕ

Видение
А. С. Пушкину
К Ю. И. Бартеневу

Об Анне Ивановне Готовцовой, или Готовцевой (в замужестве Корниловой), сохранившиеся сведения очень скудны. Известно, что она была состоятельной костромской помещицей. Стихи ее публиковались в 1826-1839 годах. В альманахе "Северные цветы на 1829 г." (Спб., 1828) появились стихи А. И. Готовцовой "К Ю. Н. Бартеневу", "А. С. Пушкину" вместе с "Ответом А. И. Готовцовой" А. С. Пушкина ("И недоверчиво и жадно...") и "Стансами" П. А. Вяземского (с подзаголовком: "Анне Ивановне Готовцовой"), где Вяземский писал:

Благоуханием души
И прелестью подобно розе,
И без поэзии, и в прозе,
Вы достоверно хороши.

Но мало было вам тревожить
В нас вдохновительные сны:
Вы захотели их умножить
Дарами счастливой весны.

Вы захотели примирить
Существенность с воображеньем;
За вдохновенье вдохновеньем.
За песни песнями платить.

Дается редкому поэту
Быть поэтическим лицом:
В гостиной смотрит сентябрем,
Кто чародей по кабинету.

Но в вас, любимице наук,
С плодом цвет свежий неразлучен:
С улыбкой вашею созвучен
И стих ваш, сердца чистый звук.

*

ВИДЕНИЕ

Я видела тебя! с улыбкою небесной,
Как воздух легкая, как метеор прелестный,
Ты мне мелькнула в тишине.
Отрадно друга навестила
И к неизвестной стороне
Опять полет свой устремила!

Я видела тебя! и сладостный привет,
И образ кроткий твой был не мечта - ответ
Душе моей, тоской томимой.
Разлуки вечной приговор
Смягчала ты улыбкой милой,
Надежду воскрешал твой взор.

Я видела тебя! приникнув с высоты
В одежде розовой и в блеске красоты,
О сладкое очарованье...
При звуке арфы золотой
Ты прошептала мне свиданье
И радость жизни неземной!

1826

А. С. ПУШКИНУ

О Пушкин, слава наших дней,
Поэт, любимый небесами!
Ты век наш на заре своей
Украсил дивными цветами:
Кто выразит тебя сильней
Природы блеск и чувства сладость,
Восторг любви и сердца радость,
Тоску души и пыл страстей?
Кто не дивится вдохновеньям,
Игривой юности мечтам,
Свободных мыслей выраженьям,
Которые ты предал нам?
В неподражаемой картине
Ты нам Кавказ изобразил,
И деву гор, и плен в чужбине,
Черкесов жизнь в родной долине
Волшебной кистью оживил.
Дворец и сад Бахчисарая,
Фонтан любви, грузинки месть
Из края в край, не умолкая,
Гласят поэту славы весть.
Одно... Но где же совершенство?
В луне и солнце пятна есть!
. . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . .
Несправедлив твой приговор, -
Но порицать тебя не смеем:
Мы гению простить умеем -
Молчанье выразит укор.

1828

К Ю. Н. БАРТЕНЕВУ

В безвестной тишине забытая всем светом,
Я не хочу похвал, ни славы быть поэтом;
Но заслужить стремлюсь ваш благосклонный взор,
И помня ласковый и тонкий ваш укор,
Беспечность праздную и лиры сон глубокий
Я перервать хочу - фантазией жестокой.
Забытый гений мой в стесненья исчезал;
Но ваш призывный глас ему жизнь нову дал.
И кто, внимая вам, в порыве упоений,
К добру, к изящному не чувствовал стремлений?
Я помню чары сих пленительных бесед,
Когда, забыв пиры, забавы, шумный свет,
Я в храме мудрости душою отдыхала
И сердца пустоту высоким заменяла;
Привет ваш озарял неопытный мой ум,
В порядок приводил хаос незрелых дум
И, трудностей стезю цветами украшая,
Учил и на земле вкушать блаженство рая!

Забуду ль сих минут святую тишину,
Когда преданья лет, седую старину
Вы слуху моему - душе передавали
И новый блеск перу Карамзина давали;
Экзаметр Гнедича на сердце не потух -
Вы ум растрогали, очаровали слух,
И Андромахи стон и бешенство Ахилла
Душа читателя с Гомером разделила.

Поэты русские, о слава наших дней!
Не истребитесь вы из памяти моей:
Я чувства чувствами, мечту мечтой сменяла,
Когда язык богов из уст златых внимала.
И вы!.. Но с грустию я отвращаю взор
От падших ангелов: их гений им укор;
Их слава, промелькнув, как грозная комета,
Затмила блеск звезды - и умерла для света!..

Так часто, в тишине беседуя с собой,
Я воскрешаю даль минувшего мечтой;
И в сердце разбудив к изящному стремленье,
Вам посвящаю в дар досуг и вдохновенье.
Оно являлось мне весною на лугах,
То в песнях соловья, то в радужных цветах,
То в отблеске луны и в тишине природы,
То в мрачной осени и в бурях непогоды.
Но своевольный гость, являясь, исчезал,
Он в глубине души прибежища искал,
И там, взлелеянный отрадой вспоминанья,
Надеется и ждет - улыбки и вниманья.

1828

ПРИМЕЧАНИЯ

Тексты стихотворений сборника взяты из прижизненных и посмертных изданий произведений поэтесс, а также из различных литературных альманахов и журналов. В тех случаях, когда это было возможно, тексты сверялись по советским изданиям.
Стихотворения в подборках расположены не всегда в хронологической последовательности, а часто группируются по тематическим признакам. Даты написания стихотворений воспроизводятся только по печатным источникам; часть стихотворений датировать не удалось. Не разысканы и не воспроизведены, к сожалению, также портреты А. А. Волковой, А. И. Готовцовой и Н. С. Тепловой. Чтобы показать творчество поэтесс конца XIX столетия более
целостно, в состав сборника включены и стихотворения, написанные ими в начале XX века.

А. И. Готовцова

На стихи Н. Языкова к Готовцовой ("Влюблен я, дева-красота") писали романсы А. Алябьев и А. Даргомыжский (стр. 76).
А. С. Пушкину (стр. 78). По поводу упрека, заключенного в последней строфе стихотворения, Пушкин писал Дельвигу, посылая ему для альманаха "Северные цветы" свой "Ответ А. И. Готовцовой": "Да в чем она меня и впрямь упрекает?.. Господь ее знает!" Пушкинисты считают, что причиной упрека Готовцовой могли быть появившиеся тогда в печати либо заметка Пушкина "Жалуются на равнодушие русских женщин к нашей поэзии", либо не вошедшие в основной текст строфы из "Евгения Онегина" ("Женщины"): в первом случае Пушкин отказывал женщинам в чувстве изящного (впоследствии у Пушкина появились высказывания диаметрально противоположные), во втором, сравнивая женщин с мотыльками или лилеями, писал, что от них невозможно требовать "и чувств глубоких и страстей". (См.: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10-ти т., т. 4. М., "Художественная литература", 1975).
К Ю. Н. Бартеневу (стр. 78). Юрий Никитич Бартенев (1792-1866) - директор училищ Костромской губернии с 1819 по 1833 г.; в альбом Ю. Н. Бартенева Пушкин вписал свой сонет "Мадонна" с сопроводительными словами: "В память любезному Юрию Никитичу Бартеневу".
Бартенев знал еще девочкой в Костроме и племянницу Готовцовой Ю. В. Жадовскую и способствовал ее первому выступлению в печати, познакомив молодую поэтессу в Москве с М. П. Погодиным (издателем журнала "Москвитянин").

Ответ А. С. Пушкина А. И. Готовцевой

-----------------------------------------------------------------------------
Русские поэтессы XIX века / Сост. Н. В Банников
М.: Советская Россия, 1979.
OCR Бычков М. Н. mailto: bmn@lib.ru
-----------------------------------------------------------------------------